Горячая линия бесплатной юридической помощи:
Москва и область:
Москва И МО:
+7(499) 653-60-72 (доб. 946, бесплатно)
Санкт-Петербург и область:
СПб и Лен.область:
Регионы (вся Россия, добавочный обязательно):
8 (800) 500-27-29 (доб. 565, бесплатно)
Взыскание компенсации морального вреда за некачественное лечение. - Грунина Жанна Васильевна, 14 августа 2019

Взыскание компенсации морального вреда за некачественное лечение.

Здоровье в биологическом и правовом аспектах

Здоровье как нематериальное благо (ст. 128 Гражданского кодекса РФ), принадлежащее человеку от рождения, нельзя купить, продать, сдать в аренду, заложить в качестве обеспечения залога и так далее. Оно неотчуждаемо и непередаваемо. Неприкосновенность здоровья личности провозглашена Конституцией РФ (ч. 1 ст. 22 Конституции ­РФ).

Но в биологическом плане здоровье подвержено воздействиям — как внутренним, так и внешним. Обладатель здоровья своими вредными или полезными привычками также влияет на него. К примеру, неправильный образ жизни может вызвать высокое артериальное давление, снизить подвижность суставов, уменьшить жизненную емкость ­легких.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

За устранением либо коррекцией болезненных симптомов мы обращаемся к врачу, имеющему специальные знания об этиологии, патогенезе заболеваний и их лечении, а также практические ­навыки.

Врач должен осуществлять профессиональную деятельность надлежащим образом не только в силу убеждения и данной им клятвы, но и под угрозой уголовной ответственности. Уголовная ответственность установлена УК РФ за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 118 УК РФ);

Взыскание компенсации морального вреда за некачественное лечение.

причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК РФ); неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ), принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ч. 2 ст. 120 УК РФ), производство, хранение, перевозку либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238 УК ­РФ).

Последствия ненадлежащей медпомощи обычно явно отражаются на состоянии пациента. Поэтому законом предусмотрена денежная компенсация морального вреда. Раз уж пациент испытал физические и нравственные страдания — извольте компенсировать ­деньгами.

Лица, завершившие освоение образовательной программы высшего медицинского образования, при получении документа об образовании и о квалификации дают клятву врача следующего ­содержания:

«Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно ­клянусь:

  • честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья ­человека;
  • быть всегда готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к пациенту, действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других ­обстоятельств;
  • проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению ­эвтаназии;хранить благодарность и уважение к своим учителям, быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному ­росту;
  • доброжелательно относиться к коллегам, обращаться к ним за помощью и советом, если этого требуют интересы пациента, и самому никогда не отказывать коллегам в помощи и ­совете;
  • постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство, беречь и развивать благородные традиции ­медицины».

Ст. 71 Федерального закона от 21.11.2011 N 323‑ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»

Ситуация.

Пациентка — пожилая женщина, инвалид 1 группы, — потребовала заплатить ей более миллиона рублей в счет компенсации перенесенных моральных страданий в связи с неустановлением правильного диагноза: положили её в больницу из-за боли в ноге, однако причину боли так и не нашли, с чем и выписали домой, — а сами ни «рентгена» ноги не сделали, ни хирурга, ни травматолога на осмотр не позвали.

Значит, больница оказала медуслуги некачественно, и это причинило пациентке нравственные и физические страдания, выразившиеся в переживаниях, связанных с опасением за жизнь и здоровье, и привели к повышению давления, подавленному эмоциональному состоянию, стрессу, депрессии, плохому настроению, душевной боли из-за неправильного диагноза и назначенных препаратов.

✅-акт внеплановой документальной проверки Росздравнадзора с указанием на нарушение больницей ряда положений Закона об основах охраны здоровья граждан (не проведён полный объём диагностических мероприятий для уточнения диагноза, не проведены консультации травматолога, хирурга, рентгенограмма тазобедренного сустава, не учтены жалобы пациентки на боли, ограничение движений, усиление боли при движении, не сделан снимок правого коленного сустава, завотделением не проконтролировал полноту диагностических мероприятий);

Предлагаем ознакомиться  Могут ли отказать в приватизации из-за долга

✅материалы служебного расследования самой больницы, в ходе которого выявлены дефекты ведения первичной медицинской документации со стороны дежурных и лечащих врачей. По существу лечения врачебная комиссия отметила, что рентген сделать было нельзя из-за технической невозможности уложить ногу для обследования из-за контрактуры правого коленного сустава.

✅акт целевой ЭКМП, проведенной СМО и «засиленной» ТФОМС. Акт также выявил ряд нарушений в работе сотрудников больницы при оказании медпомощи истице.

Во время рассмотрения дела суд по ходатайству больницы назначил судебно-медицинскую экспертизу.

-обследование пациентки соответствовало выставленному ей диагнозу;

Взыскание компенсации морального вреда за некачественное лечение.

-неустановление перелома шейки бедра связано с объективной сложностью диагностики, поскольку истинный анамнез заболевания был выявлен после её выписки из стационара;

-при поступлении в терапевтическое отделение больницы и при осмотре врачом-неврологом пациентке были запланированы консультации врача-хирурга, которые не были проведены;

-однако поскольку последствий этого дефекта медпомощи в настоящее время не имеется, то, по мнению эксперта, нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки.

Необходимо и достаточно

Для удовлетворения иска о компенсации морального вреда, причиненного ненадлежащей медпомощью, необходимо наличие состава гражданского ­правонарушения:

  • противоправные действия причинителя ­вреда;
  • наличие ­вреда;
  • причинно-следственная связь между противоправными действиями и причиненным ­вредом;
  • вина причинителя ­вреда.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», потерпевший должен представить доказательства факта увечья или иного повреждения здоровья, размера причиненного вреда, а также того, что именно ответчик является его причинителем или лицом, обязанным его возместить по ­закону.

Взыскание компенсации морального вреда за некачественное лечение.

По действующему гражданскому законодательству, за вред, причиненный медработником (ненадлежащее оказание медпомощи), отвечает работодатель — медицинская организация (ст. 1068 Гражданского кодекса РФ). Зато после удовлетворения гражданского иска о денежной компенсации морального вреда больница может предъявить врачу обратное требование (регресс, ст.

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

1081 Гражданского кодекса РФ). Если в действиях врача есть состав уголовного преступления — в полном объеме удовлетворенного иска. Если нет — в пределах его месячного заработка (ст. 241 Трудового кодекса РФ). Однако в своей юридической практике, начиная с 1999 года, автор ни разу не встречался с регрессными требованиями больницы к ­врачу.

Выводы суда.

1. сама должна была доказать факт оказания ответчиком ненадлежащей медицинской помощи, повлёкшей за собой причинение вреда здоровью истца: например, что после диагностирования ей перелома шейки бедра у нее возникли осложнения, либо что состояние её здоровья ухудшилось в результате действий ответчика, либо что объём оказанной ей медпомощи повлек негативные последствия для её здоровья, либо создал такую угрозу; и

2. сама должна была доказать вину ответчика в причинении этого вреда.

Пациентка же с этим не справилась. А заключение СМЭ не подтвердило ни противоправность поведения ответчика, ни наличие причинно-следственной связи между его противоправным поведением и наступлением вреда, ни его виновность.

Региональный суд согласился с этими выводами, дополнительно упрекнув истицу в том, что она не сообщила при своей госпитализации симптомы, характерные для перелома шейки бедра. Потому диагноз «травма бедренной кости» врачами поставлен не был, лечение не назначалось, но данное обстоятельство не повлекло за собой причинение вреда больной.

Верховный Суд РФ, ознакомившись с делом, обнаружил в нем существенные нарушения норм материального и процессуального права и вернул дело на пересмотр в первую инстанцию.

Предлагаем ознакомиться  Как из однокомнатной квартиры сделать двухкомнатную

✅ из содержания иска усматривается, что требования о компенсации морального вреда основаны на факте некачественной медпомощи (не были проведены необходимые обследования и не установлен диагноз, что повлекло ненадлежащее и несвоевременное лечение и привело к ухудшению состояния здоровья истца, причинило ей физические и нравственные страдания). Тем самым было нарушено её право на здоровье как нематериальное благо;

✅причинитель вреда (больница) должен доказать правомерность своего поведения,

моральный ущерб.png

✅причинитель вреда (больница) должен доказать отсутствие своей вины (ведь законом установлена презумпция вины причинителя вреда, и опровергнуть ее должен именно ответчик, самостоятельно). Важно, что ответчик должен доказать отсутствие своей вины в причинении как вреда здоровью пациентки, так и в причинении ей морального вреда при оказании медицинской помощи;

✅потерпевший должен доказать факт наличия вреда — физических и/или нравственных страданий (если это вред моральный);

✅а также потерпевший должен доказать, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред;

✅в данном деле суды неправомерно обязали истца доказывать обстоятельства, касающиеся некачественного оказания ей ответчиком медицинской помощи, и неправомерно освободили ответчика от доказывания его невиновности в неустановлении правильного диагноза (что повлекло за собой ненадлежащее и несвоевременное лечение истицы) и в дефектах оказания ей медпомощи (что привело к ухудшению состояния её здоровья);

✅кроме того, утверждая об отсутствии вины больницы, суды не применили к спорным отношениям положения закона о полномочиях лечащего врача при оказании медпомощи. А ведь именно лечащий врач организует своевременное квалифицированное обследование и лечение пациента, приглашает для консультаций врачей-специалистов, при необходимости созывает консилиум врачей. В конце концов, именно лечащий врач устанавливает диагноз;

✅в связи с этим суд не выяснил — предпринимал ли лечащий врач все необходимые и возможные меры для своевременного и квалифицированного обследования пациента? Правильно ли были организованы обследование пациента и лечебный процесс? Имелась ли у больницы возможность оказать пациенту необходимую и своевременную помощь (при том, что обязанность доказывания своей невиновности лежит на ответчике)?;

✅утверждение суда о том, что истица не предъявляла симптомов, характерных именно для перелома шейки бедра, не имеет никакого значения. Ведь пациентка не обладает специальными познаниями в медицине и не может знать, какие жалобы в данном случае являются характерными;

Взыскание компенсации морального вреда за некачественное лечение.

✅ тот факт, что в больницу истицу положили в связи с ЧС в регионе, тоже не имеет значения: он никак не изменяет установленный законом порядок оказания медпомощи;

✅нижестоящие суды обосновали свои выводы исключительно заключением СМЭ.

Однако заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться не произвольно, а в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами. Другими словами, выводы эксперта не могут целиком предопределять исход спора. В таком случае нарушался бы смысл гражданского судопроизводства.

Кроме того, и в имеющемся заключении СМЭ отмечены недостатки в оказании медпомощи. Однако вопрос о том, была ли у сотрудников больницы возможность правильного определения диагноза в случае проведения всех необходимых исследований, предметом исследования в судебном заседании не являлся, и на обсуждение сторон спора, в том числе в целях назначения дополнительной экспертизы, не выносился.

Определение Верховного Суда РФ от 24 июня 2019 г. N 74-КГ 19-5

Предлагаем ознакомиться  Компенсация работодателем за потерю здоровья работника

Стомиллионные иски не проходят

При обращении в суд истец определяет размер компенсации морального вреда на свое усмотрение. Насмотревшись западных фильмов и познакомившись через Интернет с нашумевшими случаями судебных решений англосаксонской правовой системы, российские пациенты пробовали заявлять суммы в 20–100 млн рублей. Но тут следует понимать, что заявленная в иске сумма вовсе не означает, что судья удовлетворит ее в полном ­объеме.

Окончательное решение о размере компенсации морального вреда остается за судом. А законодатель установил лишь общие положения, которые изложены в части второй ст. 1101 Гражданского кодекса РФ: «Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения… При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

В 2014 году лидером по присужденной сумме компенсации стал Санкт-Петербург. В июне 2014‑го в пользу пациентки Ирины Разиной из Санкт-Петербургского государственного медуниверситета им. Павлова взыскано 15 млн рублей. Как установил суд, в сентябре 2010 года после неверно выбранной тактики ведения родов на свет появился мальчик с необратимым повреждением головного мозга, через два года мучений он умер. В ноябре 2014‑го была рассмотрена апелляционная жалоба ответчика, но городской суд Санкт-Петербурга оставил решение суда первой инстанции в ­силе.

В итоге сложился судебный прецедент. И хотя этот прецедент не является обязательным для других судов в качестве точки отсчета размера компенсации, все же продвинутые истцы-пострадавшие вполне могут ссылаться на это решение, чтобы обосновать заявленную сумму.

Вот и получается, что с учетом этих критериев миллионные исковые требования о компенсации причиненного морального вреда уменьшаются в десятки, а то и сотни раз — поскольку судьи ориентируются на правоприменительную практику своего ­региона.

Пациенты чаще выигрывают

По России ежегодно подается порядка трех-пяти тысяч исков о моральном ущербе, причиненном действиями врачей. Ответчиками выступают медицинские организации разной формы ­собственности.

Тем не менее большинство российских пациентов плохо умеет пользоваться своими правами — люди могут месяцами страдать из‑за некачественного лечения и при этом никуда не обращаться. По данным федерального фонда ОМС, по всей стране по последствиям медицинской помощи, оказанной в системе ОМС, подается не более 300 исков в год.

Основной повод для исков — «нарушение качества при оказании медицинской помощи». При этом больше половины дел пациенты выигрывают. К примеру, в первом полугодии 2014 года было рассмотрено 174 дела, и по 109 из них были вынесены решения в пользу пациентов. В общей сложности они получили компенсацию в 20 млн рублей за моральный вред и 3 млн рублей за материальный ущерб. Таким образом, средняя сумма компенсации составила 212 тыс. ­рублей.

Одно время лидерство по размеру денежной компенсации морального вреда в России держал Новосибирск. Так, в декабре 2010 года Центральный районный суд Новосибирска удовлетворил исковые требования Анны Лаппи к медицинскому центру «Авиценна». Новорожденная дочь Анны погибла в частном роддоме, а у женщины врач не удалил остатки плаценты, возник сепсис, матку пришлось ­удалить.

В качестве денежной компенсации морального вреда суд взыскал с ответчика 7 млн рублей — сумму, которая и фигурировала в исковом заявлении пострадавшей. Однако после подачи медцентром кассационной жалобы размер компенсации уменьшили до трех ­миллионов.

Таким образом, институт денежной компенсации морального вреда за ненадлежащую медпомощь в России уже сложился и является достаточно эффективным средством правовой защиты пациентов. Достойный размер денежной компенсации морального вреда призван не только возместить физические страдания и нравственные переживания, но и профилактирует подобные правонарушения в сфере ­здравоохранения.

Резюме

Избежать иска о денежной компенсации причиненного морального вреда вполне реально. Для этого от лечащего врача требуется надлежащее выполнение профессиональных обязанностей по своевременному оказанию медицинской помощи, правильному выбору методов профилактики, диагностики, лечения и ­реабилитации.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

А если ошибки все же имели место — нужно уметь разговаривать с пациентом и его родственниками, признавать допущенные промахи и извиняться за них, а не игнорировать пациентов и тем более грубить им. Грубое поведение — это почти 100 %-ная гарантия, что в дальнейшем вам всё равно придется общаться, но уже в рамках судебного ­процесса.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector